Перстни-талисманы Пушкина

«Храни меня мой талисман»

Ювелирные украшения хранят информацию, аккумулируют энергию и оказывает воздействие на человека. Например, у А. С. Пушкина было несколько магических перстней-талисманов.

Люди склонны одухотворять окружающий их предметный мир и наделять его таинственными силами. У всех народов развита своя система знаков и символов, оберегающих от бед и помогающих в свершениях. Древний мир изобиловал магическими предметами, с помощью которых человек мог общаться с духами. По мере отдаления людей от природы пропадала и необходимость тесного взаимодействия с иными измерениями. И только творческие личности, обладающие повышенной чувствительностью к тонким мирам, во все времена очень серьезно относились к талисманам.

Литературная реликвия

Общеизвестно, что Пушкин верил в приметы и не подвергал сомнению силу влияния талисманов, у него, кстати сказать, их было несколько. Наиболее известным перстнем, который обрел потом самостоятельную литературную биографию, считается витое золотое кольцо-печатка с сердоликом-инталией (изображение, выполненное в технике углубленного рельефа). На нем была выгравирована надпись на древнееврейском языке, содержание которой Пушкину было неизвестно, что, впрочем, придавало перстню в глазах поэта еще большую таинственность и привлекательность Письмена перевели только в 1887 году. «Симха, сын почтенного рабби Иосифа, да будет благословенна его память»,— гласила надпись на печатке.

Это был подарок графини Екатерины Воронцовой, который она преподнесла поэту 1 августа 1824 года в Одессе перед его ссылкой в Михайловское. Два перстня-близнеца достались ей по наследству от отца.
Старинные поминальные печатки, скорее всего, изготовили крымские евреи-караимы в Чуфут-Кале. Второе кольцо осталось у графини.

"...Там волшебника, ласкаясь,
Мне вручила талисман.
И, ласкаясь, говорила:
«Сохрани мой талисман:
В нем единственная сила!
Он тебе любовью дан...»—

рассказывал поэт об этом памятном событии.

Современники отмечали, что «таинственная сила» отнюдь не поэтическая метафора. Поэт «...соединял даже талант свой с участью перстня, испещренного какими-то каббалистическими знаками и бережно хранимого им», писал историк литературы и мемуарист Павел Васильевич Анненков. Да и сам Пушкин в стихотворении заклинал:

«... от преступленья.
От сердечных новых ран,
От измены, от забвенья
Сохранил мой талисман»

Возможно, в его творчестве перстень и сыграл свою магическую роль, но от смертельной пули, увы, не уберег его.

С согласия Натальи Николаевны Пушкиной перстень-талисман с руки уже покойного поэта снял Василий Андреевич Жуковский. Через несколько десятилетий сын Жуковского передал его другому выдающемуся русскому писателю Ивану Сергеевичу Тургеневу.

«Я очень горжусь обладанием пушкинского перстня и придаю ему, так же как и Пушкин, большое значение. После моей смерти я бы желал, чтобы перстень был передан графу Л.Н. Толстому, когда настанет час, граф передал этот перстень по своему выбору достойному последователю пушкинских традиций между новейшими писателями», — говорил Тургенев.



Однако судьбе вольно было распорядиться иначе.

После его смерти певица Полина Виардо, душеприказчица писателя, в 1887 году передала кольцо в Пушкинский музей Александровского лицея, где оно хранилось до 23 марта 1917 года, когда вместе с другими драгоценностями его похитили. Вора вскоре задержали и сумели вернуть все ценности, кроме талисмана Пушкина. Злоумышленник признался, что первым продал кольцо старьевщику. С тех пор местонахождение перстня-талисмана неизвестно. Сохранились лишь оттиски печатки на воске и сургуче.

Интересно, что после пропажи талисмана музейные работники обратились к потомкам Елизаветы Воронцовой с просьбой прислать перстень-близнец. По странному стечению обстоятельств все попытки найти кольцо не увенчались успехом. Вероятно, не зря перстни называли близнецами: вместе они явились на свет, вместе же и канули в Лету...

Ссыльный оберег

У Пушкина было еще одно золотое кольцо с неярким сердоликом, на котором вырезаны три амура, садящиеся в ладью. В 1820 году поэт отдал его для розыгрыша в дружеской лотерее. Перстень достался юной Марии Николаевне Раевской — будущей жене декабриста князя Сергея Волконского. Она бережно хранила его долгие годы ссылки и перед смертью передала своему сыну Михаилу. Сейчас эту реликвию можно увидеть в Музее-квартире А. С. Пушкина в Петербурге.

Магический изумруд

На портрете кисти Василия Тропинина руку поэта украшают два перстня. Один из них похож на тот, которым так хотели владеть многие писатели и поэты, но повернутый камнем внутрь, а второй с крупным квадратным изумрудом — еще один сакральный знак Пушкина. История умалчивает, как и когда перстень 'попал в семью Пушкиных, но поэту он достался в качестве фамильной реликвии. Александр Сергеевич утверждал, что кольцо диктует ему рифмы и защищает от бед и напастей. На каждую дуэль он обязательно надевал его и всегда возвращался невредимым. И только перед последней, роковой дуэлью Пушкин снял свой талисман. Бросил вызов судьбе? Этого, к сожалению, нам уже не узнать.

После смерти поэта кольцо хранилось у наследников врача и писателя В. И. Даля. «Перстень Пушкина, который звал он – не знаю почему – талисманом, для меня теперь настоящий талисман. Вам это могу сказать. Вы меня поймете. Как гляну на него, так и пробежит по мне искорка с ног до головы, и хочется приняться за что-нибудь порядочное» – так писал он в одном из своих писем другу Владимиру Федоровичу Одоевскому.

Из семьи Даля перстень перешел к президенту Императорской академии наук великому князю Константину Константиновичу, который завещал его академии. В 1915 году раритет передали в Пушкинский Дом. В настоящее время он хранится в упомянутом выше Музее-квартире А. С. Пушкина.

Бирюза от беды

Сохранились сведения о кольце с бирюзой, которое было подарено Пушкину его близким другом Павлом Нащокиным. Незадолго до дуэли поэт вручил его своему лицейскому товарищу и будущему секунданту Константину Данзасу со словами: «Возьми и носи это кольцо. Это талисман от насильственной смерти».

Как знать, быть может, со стороны поэта это был легкомысленный поступок и, отдав кольцо, он навлек на себя беду?

Но и у Данзаса талисман не задержался. Однажды, когда он снимал перчатку, перстень соскользнул с руки и был навсегда утерян.

Пушкинисты спорят, какому из перстней были посвящены бессмертные строки, но так ли это важно? Благодаря талисманам поэтический дар обрел уверенность и силу, они затронули струны души поэта, и вот уже не первое столетие эта музыка отзывается в наших душах.